УвеличитьУвеличитьУвеличитьУвеличитьУвеличитьУвеличитьУвеличитьУвеличитьУвеличитьУвеличитьУвеличитьУвеличитьУвеличитьУвеличить

 

Биография

      Как только стало известно об организации Сибирского отделения АН СССР, И. Яковлев, сразу же после окончания аспирантуры Московского ИОНХа им. Н.С. Курнакова в 1958 году, решает вернуться в родные края и создавать науку в Сибири. В первые же годы он добивается больших успехов, благодаря своим блистательным работам по химии экстракционных процессов, изучению фазовых равновесий в многокомпонентных системах и очень скоро становится одним из лидеров в научной элите Института неорганической химии. Фундаментальные значения в смежных научных дисциплинах, свободное владение математическим аппаратом позволили ему выполнить ряд изящных теоретических работ по термодинамике гетерофазных равновесий, в частности, по расслаиванию в многокомпонентных системах. И. Яковлев становится видным ученым во всем Союзе и непременным участником различных научных форумов, включая международные, а его доклады и лекции по экстракции и физико-химическому анализу неизменно привлекают множество слушателей.

      Вполне естественно, плодотворная научная деятельность, отличающаяся глубоким проникновением в сущность изучаемых явлений, привела его (еще и в силу веяний того времени) и к преподавательской деятельности. С середины 60-х годов Иван Ипатович читает на кафедре «Радиохимия» ФКН НГУ специальный курс лекций по «Гетерогенным равновесиям», которые неизменно посещают не только студенты, но и многие аспиранты, а также научные сотрудники. Надо было видеть и слышать, с каким вдохновением и энтузиазмом излагал он материал, делал необходимые математические выкладки, с каким мастерством начертал он на доске пространственные р-, Т-, х-диаграммы, проекции и сечения.

      Здесь следует отметить, что И. Яковлев впервые составил оригинальную программу специального университетского курса по «Гетерогенным равновесиям», с учетом последних достижений в мировой науке. Сказанное становится особенно убедительным и ощутимым, если ознакомиться с содержанием известных пособий и курсов лекций по фазовым равновесиям в ведущих вузах страны. Ведь диаграммы плавкости, изотермические диаграммы нередко представлялись в большинстве монографий и пособий как некие «вещи в себе». А в лекциях Ивана Ипатовича они получали логическое и стройное обоснование, как следствие изобарических, изотермических, изобарно-изотермических сечений пространственных диаграмм состояния. С небольшими дополнениями его курс и поныне читается студентам кафедры «Неорганическая химия» ФЕН НГУ. Мало того, его методологический подход к анализу диаграмм состояния привел к появлению в последние годы целого ряда теоретических работ по вопросам трансформаций фазовых равновесий (типичных для реальных систем) в гетерогенных системах различной компонентности. Одной из вершин творческой деятельности И. Яковлева стала его знаменитая книга «Клатратообразование и физико-химический анализ экстракционных систем», вышедшая в свет в соавторстве с академиком А. Николаевым в 1975 году и получившая премию им. Н.С. Курнакова.

      Занимаясь теоретическими вопросами термодинамики гетерофазных равновесий, Иван Ипатович Яковлев никогда не забывал о необходимости взаимосвязи науки и производства, и в последующие годы круг его научных интересов значительно расширяется. Здесь и классическая химия комплексных соединений, химия и технология неводных растворителей, химия графита, фторированного графита и их соединений, азиды, бориды, гидриды, галогениды, нитраты переходных и непереходных металлов, - и это далеко не полный перечень объектов исследования, большинство из которых (включая вещества с заданными свойствами) и поныне имеют важное прикладное значение.

      Кроме интенсивной научной работы И. Яковлев активно занимался научно-организационной деятельностью, - в различные годы он занимал должности заведующего лабораторией, заместителя директора Института, был заместителем председателя и членом нескольких Ученых советов по защитам диссертаций, членом научно-технических, специализированных, межведомственных и координационных советов, членом оргкомитетов симпозиумов и совещаний по химии неорганических фторидов и физико-химическому анализу… Всего не перечесть, и признанием его заслуг явился ряд высоких правительственных наград.

      Как следствие столь интенсивной и плодотворной работы, у Ивана Ипатовича великое множество благодарных учеников: кандидатов и докторов наук, среди которых есть и заслуженный деятель науки России. И здесь пришло время сказать, что Иван Ипатович Яковлев был человеком необычайного обаяния, он не умел ссориться с людьми, со своими коллегами, однако его доброжелательность вовсе не означала мягкость характера либо нерешительность в действиях и оценках. Его трудно было ослушаться, поскольку любое указание облекалось в форму ненавязчивой просьбы или рекомендации, которая при этом сопровождалась убедительной аргументацией, а специфическая интонация его голоса в беседе была столь подкупающей и обезоруживающей, что каждый почитал за честь исполнить данное им поручение. Он действительно был добр в жизни, но весьма принципиален в науке, и все теоретические разработки всегда проходили его строгую экспертизу.

      Иван Ипатович всегда был душой компании, и природа щедро одарила его многими талантами. Своими руками и своим интеллектом он создал эмблему Института, воплотив в ней идеи древней философской мудрости вкупе с современными представлениями в неорганической химии. Иван Ипатович прекрасно рисовал, играл на струнных инструментах, в молодости увлекался и интересовался спортом, очень неплохо, с неподражаемым азартом играл в часы досуга в шахматы, и ничто человеческое не было ему чуждо.

 

Профессор Яковлев Иван Ипатович и его фундаментальный вклад в физическую химию

Мгновенье летучее сделать зримым навеки...

      Остановить мгновение, воочию увидеть, как протекает химическая реакция - сокровенная и честолюбивая мечта химиков. С именем И.И. Яковлева связана разработка подхода, позволившего разобраться в механизме сложнейших превращений в экстракционных системах, и увидеть один из интереснейших и важнейших элементарных актов в этих превращениях - реакцию клатратообразования.

      Экстракция - это одна из фундаментальных основ высоких химических технологий. Вместе с тем, сами того не подозревая, в повседневной жизни мы сплошь и рядом непосредственно сталкиваемся с явлением экстракции, хотя бы, например, при банальном заваривании чая. Ведь не случайно же многие знатоки уверенно называют чайный настой "экстрактом". Однако, лишь немногие знают, что важнейший для нашего организма биохимический механизм переноса так называемых неорганических ионов (натрия," калия, кальция, марганца и т.д.) имеет по существу экстракционную природу, и сбои в этом механизме могут иметь самые печальные последствия.

      Природа и химический механизм подобных реакций, как и экстракционных явлений вообще, оставались неясными вплоть до недавнего времени. Решающего прогресса в данном направлении удалось добиться лишь на основе применения метода физико-химического анализа экстракционных систем. В рамках данного подхода, И.И. Яковлеву впервые удалось обнаружить и обосновать наличие связи между явлением расслаивания в водных растворах экстрагентов с одной стороны, и явлением клатратообразования с другой. Такая связь является прямым свидетельством существования жидкого состояния клатратов определенного типа.

      По своему масштабу, открытие жидкого состояния клатратов можно сопоставить только с обнаружением Генрихом Дэви и Майклом Фарадеем первого клатратного соединения - твердого хлоргидрата. Но клатратные гидраты не существуют при положительных температурах (выше температуры плавления льда), и никто не подозревал возможность жидкого состояния клатратов. Даже великий химик Лайнус Полинг в 1961 г. недоумевал, каким образом клатраты могут работать в живом организме при температуре 36,6°С! Но и сегодня открытое И.И. Яковлевым явление клатратообразования в растворах остается для многих непреодолимо трудным и для понимания, и для оценки. Ведь для этого требуется самый высокий уровень подготовки в области математической химической термодинамики!

      Явление клатратообразования известно с начала 19 века, когда Дэви и Фарадей получили и определили состав первых в истории химии клатратных соединений - а именно, твердого гидрата хлора. Впоследствии были синтезированы и даже найдены в природе бесчисленные твердые "соединения " такого же типа, главной особенностью которых было явное отсутствие сильных химических связей между их компонентами, в частности между молекулами хлора и воды. Просто-напросто, вблизи температуры замерзания, молекулы воды связываются друг с другом (водородными связями) и обволакивают молекулы хлора, то есть как бы замыкают летучий хлор в водные клетки, по-гречески "клатрос". Отсюда, по предложению Пауэлла (1948), все аналогичные соединения были названы "клатратными".

      Уже упоминалось выше, что все клатраты, они же соединения включения - это твердые вещества, причем химически весьма инертные. Революционный шаг, сделанный в работах И.И.Яковлева, состоял в том, что ему впервые в истории науки удалось открыть существование эффекта клатратообразования в водных растворах, то есть в жидкой фазе вещества. Теоретические и экспериментальные обоснования этого открытия легли в основу монографии И.И.Яковлева и А.В.Николаева "Клатратообразование и физико-химический анализ экстракционных систем", удостоенная Премии им. Н.С.Курнакова АН СССР (1977).

       В истории науки нечасто встречается столь же счастливое стечение обстоятельств, когда вольным или невольным последствием открытия оказывается лавина новых результатов, и даже возникновение исключительно плодотворного научного направления, впоследствии названного "Супрамолекулярная химия", охватывающая процессы ионного транспорта, молекулярного узнавания, химической самоорганизации и строения соединений включения. Уместно отметить, что результат И.И.Яковлева о клатратообразовании в растворах остается одним их наиболее важных твердо установленных фактов.

      Существенным вкладом в развитие неорганической химии являются труды И.И.Яковлева в области синтеза новых клатратоподобных соединений фторированного графита, называемых также интеркалатами. В отличие от водных клатратов, соединения включения на базе графита остаются твердыми при нормальной и повышенной температурах. Внутри графитовой оболочки могут быть поштучно упакованы молекулы пахучих веществ и дезодорантов, а при необходимости - самых агрессивных веществ и сильных окислителей, таких как диоксид хлора, в сотни раз превосходящего по активности обычные дезинфицирующие вещества. Это - один из примеров разрабатываемых нанотехнологий будущего. Молекулярная, или нано-упаковка неограниченно долго сохраняет состав и инертность, но при необходимости, она может быть вскрыта и активирована по своему назначению - либо как душистое вещество, либо как дезодорант или дезинфектор. Подобные находки могут быть интересными не только в научном плане, но и в повседневном быту.

С.П.Габуда д.ф.м.н., профессор

 

 Мои воспоминания об Иване Ипатовиче Яковлеве всегда светлые и грустные. Я относилась к Ивану Ипатовичу с большим уважением и теплотой, всегда чувствуя его доброжелательность и мягкость, несмотря на самые различные рабочие ситуации. По роду своей работы я много лет принимала участие в разного рода совещаниях вместе с Иваном Ипатовичем и он был одним из немногих, кто оставил глубокий след в моем сознании в смысле понимания, что такое – настоящий ученый, а не просто доктор наук.

      И.И. Яковлев на протяжении многих лет был координатором от Сибирского Отделения нескольких координационных советов по проблемам Министерств: оборонной промышленности, машиностроения, атомной энергетики СССР. Как правило, на заседаниях такого рода обсуждались самые разные направления работ, по большей части не связанные с тематикой его лаборатории. Но что меня всегда привлекало и восхищало в нем, так это умение "разложить на простые составляющие" обсуждаемую проблему так, что всем присутствующим становилась понятной суть вопроса. А как легко и изящно Иван Ипатович это делал! Это и говорило о нем, как об ученом с огромной эрудицией, логическим мышлением и таким широким охватом круга вопросов, стоящих на стыке наук, который под силу не каждому.

      А его всегда уважительное отношение к коллегам, желание разобраться в проблеме, поддержать зарождение других научных идей. И на мой взгляд,  вполне естественно,  что Иван Ипатович был любимым учеником академика А.В. Николаева. Они были близки по духу и отношению к науке. А вот административные обязанности, их текучка, бюрократические "заковыки", по-моему, тяготили И.И. Яковлева. Не был он создан для этого. Необычайно скромный, он всегда держался на любого ранга совещаниях очень незаметно.

      Для меня годы, проведенные в Институте в период активной работы с Иваном Ипатовичем, запомнились навсегда. Спектр его увлечений (какая у него была библиотека!), талантливость, фундаментальность и широта знаний, уважение мнений сотрудников, поддержка их поисков, благожелательность, своеобразное чувство юмора и незащищенность – все это особым образом сочеталось в нем.

      Для меня Иван Ипатович остался в памяти столь же удивительным, сколько и уважаемым ученым и человеком, которому должно поклониться и ПОМНИТЬ.

Т.И. Королева

 

Иван Ипатович Яковлев. Разносторонне талантливый человек. Одна из самых ярких фигур нашего Института. Казалось, все ему давалось легко, получалось само собой. Он не рвался вверх, расталкивая локтями конкурентов. Он умел радоваться достижениям других. Он мог поддержать в сложной ситуации. Он легко давал ценные советы. Он был научным эрудитом. Он генерировал идеи и поддерживал эту способность у других сотрудников Института, в том числе и у своих подчиненных. Мне кажется, что ему была чужда научная ревность. Для многих он был Учителем, который не проповедует, а ориентирует в нужном направлении. Он был Ученым, положившим в нашем Институте начало нескольким научным направлениям, которые до сих пор успешно развиваются. Он любил хорошую шутку, обладал тонким чувством юмора. Он любил жизнь.

      Иван Ипатович был, по-видимому, первым, который произнес в институте странный тогда термин клатрат. Я помню один из его пионерских докладов, в котором рассказывалось о перспективах использования клатратных гидратов для получения пресной воды. Клатратная тематика возникла у него не в результате коньюктурных соображений. Она явилась естественным результатом развития физико-химического подхода к проблемам экстракции, которым Иван Ипатович занимался под руководством Анатолия Васильевича Николаева. Именно в результате этих работ появилась нетривиальная идея о связи между особенностями расслаивания в системе вода - экстрагент (Н20 - Е) и образованием клатратных гидратов. В наиболее распространенных экстракционных системах, получивших применение в атомной промышленности1, протяженность области существования смеси из двух жидкостей уменьшается при понижении температуры. Область расслаивания заканчивается нижней критической точкой (НКТ), а при более низких температурах во всей области составов существует однородный жидкий раствор. Оказалось, что на фазовых диаграммах H20 - Е присутствуют кристаллические гидраты, клатратная природа которых была доказана в результате работ Джеффри и других исследователей. Анализ фазовых диаграмм систем с расслаиванием в жидком состоянии и результаты работ Ивана Ипатовича полностью подтвердили идею о взаимосвязи между НКТ и образованием клатратных соединений. В результате появилось ярко выраженное химическое наполнение физико-химического анализа экстракционных систем. Потом состоялась блестящая защита докторской диссертации, появление монографии А.В. Николаева и И.И. Яковлева «Клатратообразование и физико-химический анализ экстракционных систем», курнаковская медаль за эту книгу. Эта работа не только явилась началом клатратной тематики в нашем Институте, но и придала физико-химическую направленность этим исследованиям2. К настоящему времени можно уверенно утверждать, что именно в ИНХе построено большинство известных к настоящему времени фазовых диаграмм систем с клатратными соединениями и эта работа успешно продолжается до сих пор.

      В связи с развитием полупроводниковой тематики  в Институте Иван Ипатович понял важность исследования р-Т-х фазовых диаграмм бинарных систем, читал лекции для сотрудников Института, включил этот раздел в программу кандидатского минимума. Тогда еще не было монографий на русском языке на эту тему и мы, для того чтобы сдать ему экзамен перефотографировали множество рисунков из книги R. Vogel "Die geterogenen Gleichgewichte" (1959), и пытались разобраться в них, не зная немецкого языка. Именно под его влиянием я осознал, насколько интересными и привлекательными могут быть фазовые диаграммы. В течение долгого времени Иван Ипатович читал этот курс в НГУ, его лекции посещали аспиранты и сотрудники других институтов3.

      Можно многое рассказать о необычных подходах, развивавшихся сотрудниками лаборатории термических исследований и ориентированных на решение оборонных задач при внимательном участии и ненавязчивом руководстве Ивана Ипатовича. Велика его роль в математизации химических исследований в нашем Институте. Он был редактором нескольких сборников трудов всесоюзных школ-семинаров «Применение математических методов для описания и изучения физико-химических равновесий». Он всячески способствовал работам по математическому моделированию химических систем и процессов. Я лично благодарен ему за поддержку работ по топологическому моделированию каркасных конструкций из атомов фосфора и молекул воды, а также за внимание к первым в Институте работам по термодинамике систем с идеальными и регулярными клатратными растворами, из которых удалось опубликовать только первую. Мы планировали сотрудничать по клатратной тематике, но. к сожалению, не смогли реализовать эти планы по независящим от нас обоих обстоятельствам.

      Вышесказанное относится не только к научной деятельности, но и характеризует человеческие качества Ивана Ипатовича. Он легко воспринимал новые идеи и в науке и в жизни. Он пел, играл на мандолине. Именно в его исполнении я впервые услышал «подпольные» песни А. Галича и знаменитую запрещенную песню Ю. Визбора о технологе Петухове «Сижу я, братцы, как-то с африканцем». Своим фрондерством он, как и многие другие, не протестовал, а просто констатировал, что «неладно что-то в датском королевстве». Он прекрасно рисовал. Как-то раз сделал заставку для стенгазеты «Неорганик» - изобразил в красках осенний Морской проспект. Многие помнят, как Иван Ипатович нарисовал портрет своего друга ученою секретаря ИНХа С.В. Земскова в том же формате, в котором печатали традиционные портреты членов Политбюро. Он взял этот образ, издалека похожий на Подгорного, на демонстрацию и нес его в праздничной колонне среди других портретов к большому удовольствию участников праздничного шествия.

      К сожалению, жизнь не бывает сплошным праздником. У Ивана Ипатовича были свои проблемы. Я был у него в коттедже за несколько месяцев до его ухода. Он с горечью вспоминал некоторых бывших его учеников, забывших об этом. Ранее он никогда не жаловался на жизнь. О его кончине я узнал в Дрездене и, к моему глубокому сожалению, не смог проводить его в последний путь. Но я нередко вспоминаю этого очень умного, интересного и доброго Человека.

В. Косяков
2 марта 2005 г.

      1 А.В. Николаев принимал участие в атомной проблеме. Именно с этим связано появление в нашем Институте альфа-павильона, в котором были установлены «горячие камеры» для работы с высоко радиоактивными веществами.

      2  Эту тематику И.И. Яковлев передал Ю.А. Дядину, оставив ему свою лабораторию и организовав по просьбе А.В. Николаева новую лабораторию термических исследований.

      3  Этот курс лекций был передан К.А. Халдояниди, и по-прежнему пользуется популярностью уже в его исполнении. В 1991 г. лекции были оформлены Константином Афанасьевичем в виде препринтной монографии  «Фазовые диаграммы  гетерогенных систем»,  причем   Иван  Ипатович   выступил   в  роли рецензента. Сейчас находится в печати существенно обновленное издание этой монографии, надеюсь, что с благодарностью Учителю.

 

  Ивана Ипатовича я вспоминаю с большой теплотой и уважением. Целый ряд лет многие сотрудники нашей лаборатории под руководством С.В. Ларионова занимались высокоэнергетическими соединениями (по требованию времени). А курировал эту тематику в Институте Иван Ипатович. В связи с этим он регулярно проводил «закрытые» семинары, на которых слушали сотрудников в связи с предстоящей переаттестацией, обсуждали полученные результаты и планы работы. Мне всегда очень нравилось бывать на этих семинарах. Стиль их проведения (максимальная краткость, деловитость, доброжелательное отношение к выступающим, а если критика - то в очень мягкой форме) определялся, конечно, Иваном Ипатовичем. А кроме того, нельзя не отметить его высочайшую эрудицию. Неоднократно приходилось вместе с Иваном Ипатовичем бывать на заводах, совещаниях, и он всегда подтверждал широту кругозора и осведомленность во всех обсуждаемых вопросах.

      Мне кажется, что он мало к кому в Институте обращался на «Вы», гораздо чаще - на «ты», и в этом его обращении были теплота и дружеское расположение к коллегам.

Л.Г. Лавренова

 

И.И. Яковлев

      Профессор, доктор химических наук, Иван Ипатович Яковлев - один из старейших сотрудников ИНХ СО АН. После окончания аспирантуры в Московском Институте общей и неорганической химии он решает вернуться в Сибирь. Вернуться - потому что родился он в селе Игнашино Курганской области, учился в Томском Политехническом Институте, после этого работал в Красноярске, на заводе - так называемом, почтовом ящике, и оттуда уехал в Москву, в аспирантуру.

      Приказ о его зачислении в ИНХ подписан 24 октября 1958 года, а уже с 1 августа 1959 года он стал и.о. заведующего лабораторией укрупненных испытаний, хотя был только младшим научным сотрудником. Кандидатскую диссертацию защитил в 1961 году, диплом доктора химических наук получил в 1974 году.

      В первые же годы он добивается больших успехов в работах по химии экстракционных процессов, изучению фазовых равновесий в многокомпонентных системах и очень скоро становится одним из лидеров научной элиты Института неорганической химии. Его первая публикация - в ЖНХ в 1960 году: «Изучение экстракционных процессов методом физико-химического анализа», и соавторы -Николаев и Курнакова, а следующая - в 1962 году - уже в Докладах Академии Наук.

      Кроме интенсивной научной работы Иван Ипатович Яковлев активно занимался научно-организационной деятельностью, - в различные годы он занимал должности заведующего лабораторией, заместителя директора Института, был заместителем председателя и членом нескольких Ученых советов по защитам диссертаций, членом научно-технических, специализированных, межведомственных и координационных советов, членом оргкомитетов симпозиумов и совещаний по химии неорганических фторидов и физико-химическому анализу.

      Интересно то, что был он и руководителем философского методологического семинара Института, и тематика Семинара сдвинулась в область методологии науки.

      Есть несколько направлений фундаментальной химии в нашем Институте, процветающие и развивающиеся десятилетиями, которые заставляют вспомнить о его вкладе в эти работы.
Физико-химический анализ экстракционных систем - впервые был разработан метод исследования экстракционных систем с помощью лучей экстракции, - это сократило число экспериментов для определения коэффициентов распределения и дало возможность судить о стехиометрии экстрагируемых соединений.

      Фундаментальные знания в смежных научных дисциплинах и свободное владение математическим аппаратом позволили ему выполнить ряд изящных теоретических работ по термодинамике гетерофазных равновесий, в частности, по расслаиванию в многокомпонентных системах. Одной из вершин его творческой деятельности стала знаменитая книга "Клатратообразование и физико-химический анализ экстракционных систем", вышедшая в свет в соавторстве с академиком А.Николаевым в 1975 году и получившая в феврале 1977 году премию им. Н.С.Курнакова. Было открыто образование клатратных гидратов с большими гидратными числами: 18-45 (в отличие от существовавшего мнения о стехиометрии только 1:1 или 1:2). Предложенная теория объясняла возникновение расслаивания с нижней критической температурой за счет разрушения клатрато-подобных структур в растворе. Ведущиеся сегодня известные работы по газовым гидратам - это продолжение таких исследований.

      И.И. Яковлев был руководителем лабораторией термических методов исследования (42 человека), одним из направлений работ которой было получение новых материалов, в частности, энергоемких соединений для прикладных задач - нужд новой техники.Развитие части работ по химии фтора привело к получению многочисленного класса слоистых соединений включения - интеркалатов на основе матрицы фторированного углерода: окси-фторграфита и фторграфита. Такие фазы могут использоваться как хранилища разнообразных органических и неорганических соединений, как двумерные химические реакторы, - в такой матрице можно проводить реакции и получать нано-частицы металлов. Это направление работ - химия соединений включения в различных матрицах, - еще и химия клатратов в матрицах координационных соединений, - очень успешно развивается в Институте.

      Подотворная научная деятельность привела его и к преподавательской деятельности. В давние времена Новосибирский Университет и Институты Академгородка были связаны еще теснее, чем сейчас, и с середины 60-х годов Иван Ипатович читал на кафедре "Радиохимия" Факультета Естественных Наук специальный курс лекций по "Гетерогенным равновесиям", которые неизменно посещали не только студенты, но и многие аспиранты, а также научные сотрудники. Он впервые составил оригинальную программу этого специального университетского курса с учетом последних достижений в мировой науке. В лекциях Ивана Ипатовича диаграммы плавкости, изотермические диаграммы получали логическое и стройное обоснование, как следствие изобарических, изотермических и изобарно-изотермических сечений пространственных диаграмм состояния. С небольшими дополнениями его курс и поныне читается студентам кафедры "Неорганическая химия" ФЕН НГУ. Последнее время наш Институт издает очень мало книг, но недавно вышедшая монография связана именно с этой тематикой: «Фазовые диаграммы гетерогенных систем с трансформациями».

       Иван Ипатович Яковлев был обаятельный человек, он не умел ссориться со своими коллегами, однако его доброжелательность вовсе не означала мягкость характера либо нерешительность в действиях и оценках. Его рекомендации сопровождались убедительной аргументацией, он был добр в жизни, но весьма принципиален в науке, и все теоретические разработки всегда проходили его строгую экспертизу.

      Иван Ипатович всегда был душой компании, и природа щедро одарила его многими талантами. Своими руками он создал эмблему Института, воплотив в ней идеи древней философской мудрости вкупе с современными представлениями в неорганической химии. Иван Ипатович прекрасно рисовал, играл на струнных инструментах, в молодости увлекался и интересовался спортом, очень неплохо, с неподражаемым азартом играл в часы досуга в шахматы, и ничто человеческое не было ему чуждо.

      Он участвовал в создании в Институте нескольких важных и развивающихся направлений современной химии, он оставил в Институте много учеников -докторов и кандидатов наук, и у них уже есть свои ученики.

В.А. Логвиненко
(12 января 1930 г - 8 декабря 2000 г)

 

ИВАН ИПАТОВИЧ И ЭКСТРЕМАЛЬНАЯ ХИМИЯ
к.х.н. А.С.Назаров

      Иван Ипатович Яковлев был одним из крупнейших ученых в области физико-химического анализа. Эта область научной, педагогической и организационной деятельности И.И.Яковлева известна достаточно широко. Менее известны роль и достижения И.И.Яковлева в становлении и развитии в ИНХ СО РАН исследований в области экстремальной химии, т.е. в исследовании химических процессов с участием крайне реакционноспособных жидких суперокислителей и энергонасыщенных твердых компонентов. Между тем, именно это направление являлось основным в научной деятельности И.И.Яковлева с середины 70-х годов после организации в Институте новой лаборатории термических методов исследования. С этого времени началось и мое сотрудничество с И.И.Яковлевым, продолжавшееся до его кончины.

      Основной задачей новой лаборатории была разработка научных основ создания новых термостойких суперокислителей на основе наиболее энергоемких жидких фтор- и кислород-содержащих окислителей, термостойких ВВ на основе неорганических компонентов и поиск новых путей решения проблем ОДС. Необходимость развития этого направления обуславливалась тем, что в то время работы в области создания новых энергонасыщенных компонентов проводились во всем мире широким фронтом. С прогрессом в этой области как в СССР, так и на Западе , связывалось дальнейшее повышение эффективности ТРТ, ВВ, атомных зарядов и решение целого ряда других специальных задач.Поэтому отмеченные направления, развиваемые в новой лаборатории И.И.Яковлевым, проводились в соответствии с постановлениями ВПК , ГКНТ, СПП при Президиуме АН СССР и были включены в координационные планы совместных работ с научными организациями МИНМАША (ДНИХТИ, ЦНИИХМ), ЦНИИТОЧМАШ, ИАЭ им.И.В.Курчатова и ИХФ АН СССР.

      В новой лаборатории Иваном Ипатовичем разрабатывалась идея создания твердых энергоемких компонентов на основе соединений включения с использованием интеркаляционных свойств графита, т.к. молекулярная организация систем «горючее-окислитель» обеспечивает возможность наиболее полного использования для энерговыделения термодинамических свойств компонентов. Здесь важно отметить, что зарубежные работы по изучению поведения интеркалятов графита с окислителями в денационной волне появились в печати только в 90-х годах.

      За сравнительно короткий срок к середине 80-х годов под руководством И.И.Яковлева было проведено систематическое изучение поведения графита в различных окислительных средах и разработаны целенаправленные методы синтеза термически и гидролитически устойчивых твердых окислителей, построенных по принципу «хозяин-гость» с вандервальсовым связыванием компонентов. В отечественной практике это были первые примеры термостабильных, совместимых со штатными ВВ и пиротехническими составами твердых окислителей, содержащих в своем составе энергоемкие молекулы трифторида хлора, нитрата фтора и тетраоксида диазота.

      В середине 80-х годов эти разработки на совещании в ИАЭ им. И.В.Курчатова , проведенного координатором работ по фторокислитепям академиком В.А.Легасовым, получили высокую оценку специалистов и была отмечена возможность их применения для повышения метательной способности ВВ и в топливно-воздушных системах. Результаты этих работ изложены в более чем 30 отчетах по спецтематике.

      Однако работы в новой лаборатории И.И.Яковлева проводились не только в направлении решения специальных приклаждных задач. К середине 90-х годов был получен большой обьем научных данных о закономерностях образованич интеркалятов фторидов и оксидов графита, разработаны методы синтеза аминофторидов и оксофторидов графита, т.е. новых слоистых матриц для получения интеркалированных соединений. Результаты этих исследований отражены в 4-х кандидатских диссертациях по химии интеркалятов окисленного графита,защищенных под руководством И.И.Яковлева.

      Таким образом Иваном Ипатовичем по существу поставлено и развито в ИНХ СО РАН новое научное направление - химия интеркалятов на основе матриц окисленного графита.

      Следует отметить, что новое направление остается востребованным и в насточщее время в условиях конверсии оборонных исследований. В частности, в Институте с использованием этого направления проводятся исследования по разработке новых спецзадач, методов молекулярного контейнирования летучих веществ, получению углеродных сорбентов с повышенной (до 300 г/г) емкостью по отношению к жидким токсикантам и получению на основе интеркалятов окисленного графита нанокомпозитных материалов.

 

      Ивана Ипатовича Яковлева я, будучи студенткой третьего курса НГУ, «покорила» тем, что вмиг постигла понятие «вырожденная эвтектика»: в 60-80-е годы он читал краткий спецкурс «Гетерогенные равновесия». Взаимные симпатии росли на фоне «картошек» как на полях Родины, так и на полях диаграмм состояния систем с расслаиванием. Со временем диаграммы усложнялись - метастабильные состояния всё больше и больше запутывали картину клатратообразования. Иван Ипатович и Юрий Алексеевич Дядин, конечно же, приходили на помощь, как в настоящее время выручает Константин Афанасьевич Халдояниди. Трудно говорить, писать, тем более оценивать эрудицию и знания любимого учителя. Лучше приведу пример. По возвращении из Навои - на одном из предприятий наш Институт по инициативе Владислава Германовича Торгова занимался внедрением разработок лаборатории клатратных соединений - взахлёб рассказываю Ивану Ипатовичу, насколько трудоёмок процесс выделения целевого продукта из реакционной массы при его синтезе. Последовал диалог:
- Чем выделяют?
- Водой, но кажется, надо пробовать раствором.
- Можно и суспензией.

      Действительно! С Татьяной Яковлевной Араповой быстро-быстро изучаем изотерму растворимости тройной системы (NH2)2CS - NH4SCN -Н20: строение диаграммы и расчёт показывают, что три стадии кристаллизации можно заменить одной, именно с использованием суспензии. Представляете, какая бы была прибыль, если не перестройка? Сейчас в цехах этого завода, скорее всего, шьют тапочки и тюбетейки...

      А память об Иване Ипатовиче Яковлеве - этом удивительно добром и чутком человеке, его виртуозной игре на мандолине, высокохудожественных портретах и акварелях, написанных с поразительным мастерством и чувством прекрасного, его Рецензии и Отзывы, выступления на Учёных Советах Института - конечно, живёт в сердцах сотрудников Института нашего поколения, поколения его учеников, коллег, его друзей.

Г.Н.Чехова
03.03.2005