Увеличить Увеличить

НАШ Лев Моисеевич

Лев Моисеевич Гиндин родился 16 августа 1913г. После окончания в 1937г. Московского института тонкой химической технологии Л.М. Гиндин начал свою научную деятельность в Физико-химическом институте им. Л.Я. Карпова в лаборатории академика С.С. Медведева. В этой лаборатории Л.М. Гиндин занимался исследованием кинетики и механизма процессов полимеризации. Работа была прервана в 1941г. и возобновлена в 1945г. после возвращения из рядов Советской Армии. В этой области Лев Моисеевич успешно защитил диссертацию на степень кандидата химических наук, в которой показал цепной характер процесса и участие в нем свободных радикалов. Это было обнаружено в 1940г., когда современных методов определения свободных радикалов еще не было. На основе проведенных исследований были разработаны методы расчета состава и строения сополимера. Эти работы позднее нашли подтверждение как у нас в стране, так и за рубежом.

В дальнейшем Л.М. Гиндин, оставаясь физико-химиком, сосредоточивает свои научные интересы в области применения органических веществ в неорганической химии. Первоначальные работы аналитического плана – разработка методик экспрессного определения примесей в металлах – послужили основой для создания промышленных методов разделения металлов с использованием экстракции. В результате исследований была создана, в сущности, первая в цветной металлургии заводская экстракционная установка по получению кобальта высокой чистоты К-0, которая действует до сих пор. Работа была отмечена золотой медалью ВДНХ.

С 1962г. Л.М. Гиндин возглавлял лабораторию химии экстракционных процессов ИНХ СО АН СССР. Разрабатывая основные теоретические положения химии экстракционных процессов, лаборатория постоянно поддерживала связь с промышленными предприятиями и отраслевыми институтами Министерства цветной металлургии СССР и выполняла исследования по их заказу. Такое содружество приносило несомненную пользу.

Л.М. Гиндиным с сотрудниками была разработана теория ионообменной экстракции. В основу разделительных процессов положены обменные межфазные реакции. Теоретически обоснована и практически доказана возможность глубокого экстракционного разделения металлов, обладающих близкими свойствами, например, кобальт и никель. Эти принципы были распространены на экстракционные анионообменные процессы и на их основе предложены многочисленные методы разделения металлов платиновой группы.

Теоретическая разработка и экспериментальное обоснование катионо- и анионообменной экстракции явились основным материалом докторской диссертации. Развивая дальше теоретические положения экстракционных методов разделения и очистки металлов, Лев Моисеевич Гиндин с сотрудниками проводил исследования по подбору новых экстрагентов и их экстракционной способности в зависимости от строения. Получены новые эффективные экстрагенты для разделения никеля и кобальта, извлечения меди, отделения платиновых металлов от цветных и т.п. В результате этих исследований разработана эффективная технологическая схема экстракционной очистки никелевых электролитов от всех примесей с извлечением ценных компонентов и платиновых металлов. Указанная схема прошла успешные испытания на полупромышленной установке комбината «Североникель», внедрение этой технологии обещает значительный экономический эффект.

Одним из интересных направлений работ Л.М. Гиндина является трактовка дифференцирующего действия разбавителей на коэффициенты разделения при экстракции, а также электрохимии экстракционных процессов.

Л.М. Гиндин в течение ряда лет занимался непрерывной педагогической деятельностью: вначале – преподавание в учебно-консультационном пункте Всесоюзного политехнического заочного института, затем – доцент Института цветных металлов им. М.И. Калинина, далее – профессор Новосибирского государственного университета. Курс лекций, читаемый Л.М. Гиндиным, пользовался популярностью не только среди студентов, но и среди научных сотрудников других институтов страны.

Л.М. Гиндин имеет многочисленных учеников, многие из которых под его руководством защитили кандидатские диссертации.

Л.М. Гиндин проводил большую научно-организационную работу, постоянно принимал активное участие в организации научных совещаний и конференций, являлся постоянным членом Научного совета «Гидрометаллургия» при ГК СМ СССР. При его активном участии создан и поныне регулярно издается библиографический сборник «Экстракция и ионный обмен». В 1968г. Л.М. Гиндин был одним из организаторов и научным руководителем СКТБ «Экстракция», ныне института «Гидроцветмет».

Научная и педагогическая деятельность Л.М. Гиндина высоко оценена Советским правительством, наградившим его орденом Трудового Красного Знамени.

Созданное Л.М. Гиндиным научное направление по ионообменной экстракции получило признание и поддержку у многих исследований и сейчас продолжает развиваться в ряде исследовательских организаций.

Находясь на заслуженном отдыхе, Л.М. Гиндин продолжает участвовать в подготовке кадров, читает лекции, оппонирует на защитах диссертаций.

И.М. Иванов

Воспоминания С.Н. Ивановой

С Львом Моисеевичем Гиндиным мы познакомились в 1958 году в г. Норильске. Он возглавлял отделение экстракционных методов извлечения металлов металлургической лаборатории горно-металлургического комбината им. А.П. Завенягина. Работы по экстракции цветных металлов в Норильске в то время успешно развивались. Шла подготовка к пуску установки по получению кобальта высокой чистоты “К-О”. В основе метода лежала катионообменная экстракция. Мне было предложено заниматься исследованием экстракционного поведения платиновых металлов. В общей сложности мы проработали с Львом Моисеевичем без малого 20 лет, из них 18 лет – в ИНХ СО АН СССР. Все, кто работал с Л.М. Гиндиным, отмечали его удивительную работоспособность и постоянный, неослабевающий интерес к проводимым в лаборатории исследованиям. Он почти ежедневно интересовался результатами. Этот интерес являлся стимулом для сотрудников к поиску новых решений.

Научный семинар лаборатории работал регулярно. Выступали молодые и более зрелые научные сотрудники с оригинальными исследованиями, обсуждением новых наиболее интересных публикаций в научных журналах. Если на семинаре кто-либо высказывал отличную от Л.М. Гиндина точку зрения на тот или иной экспериментальный факт, он задумывался, не всегда соглашался. Часто на следующий день уже в более узком кругу просил более аргументированно обосновать высказанное предложение. Такие отложенные на день-два “разногласия” никогда не приводили к обидам или конфронтациям.

Его собственные выступления с докладами, лекциями, которые он читал в течение ряда лет, были всегда глубоко продуманы, изложение материала отличалось строгой последовательностью. Прочитанный курс лекций позднее был им переработан и издан в виде монографии «Экстракционные процессы и их применение».

Отношения Л.М. Гиндина с сотрудниками были глубоко интеллигентны и демократичны. Не было случая, чтобы он уехал в отпуск или командировку, не попрощавшись со всеми, а вернувшись – не прошел по всем комнатам и не поинтересовался, как дела, «что новенького» в научном плане, все ли в порядке. На праздничных демонстрациях Лев Моисеевич всегда был вместе со своей лабораторией. Ему был чужд административно-командный стиль руководства. Ксли дело требовало привлечения к работе сотрудников, ранее не участвующих в данной работе, то перед вновь подключенными сотрудниками ставилась задача и требовалось ее решение. Какие эксперименты и какое количество при этом будет поставлено, не имело значения – важен результат. После этого сотрудники снова продолжали заниматься «собственными» исследованиями.

Все ежегодные планы и отчеты, которые составляли сотрудники, Лев Моисеевич после корректировки перед передачей Ученому секретарю обязательно показывал исполнителям, это правило им неукоснительно соблюдалось на протяжении всего периода совместной с ним работы. Уважение к мнению других, умение их слушать – это качество, которого так не хватает в настоящее время многим руководителям более позднего поколения.

В 1980 году Л.М. Гиндин по состоянию здоровья и ряду неблагоприятно сложившихся в ИНХ обстоятельств перешел на должность консультанта, а через год вышел на пенсию. Сейчас он живет в Москве, мы поддерживаем с ним постоянную связь.

Воспоминания Р.С. Шульман

Одну из страниц газеты к Дню химика мы посвящаем замечательному химику доктору химических наук, профессору Льву Моисеевичу Гиндину. Многие сотрудники, работавшие с Львом Моисеевичем, считают его своим главным Учителем. Школу Л.М. Гиндина прошли и член-корреспондент АН СССР А.И. Холькин, и д.х.н. И.М. Иванов, и многие-многие кандидаты наук – трудно перечислить всех, для кого встреча с Л.М. Гиндиным определила дальнейшую судьбу и стиль научных исследований.

Работая под руководством Льва Моисеевича, мы понимали, что наш руководитель может быть всяким – интеллигентным, внимательным, мягким, а чаще всего – «мягким, но твердым». Бывал дотошен, ошеломлял репликами типа «А какое показание было у Вас на правом барабане фотоколориметра?» или внезапным, с расстановкой произнесенным вопросительно-восклицательным «Не понял?!». Мог отчитать наедине за небрежность, опоздание и прочие грехи, но никогда не прибегал к докладным: авторитет Льва Моисеевича был настолько высок, что никаких дополнительных устрашающих мер не требовалось. Никто лучше Льва Моисеевича не мог отозваться о сотруднике, высветить выигрышные моменты его работы – часто бывало, что мы сами себя не узнавали в его отзывах. И мы всегда знали, что есть спина, надежная опора, которая никогда не подведет.

Лев Моисеевич как смелая и творческая натура всегда оказывался у истоков: у истоков экстракции – в будущем большого и широко развивающегося направления, у истоков гидрометаллургии, у истоков нашего Института и института «Гидроцветмет», у истоков широких научных связей ИНХ СО АН СССР со специалистами по экстракции в нашей стране и за рубежом. Прошло несколько лет, как Лев Моисеевич уехал из Новосибирска, а начатые и задуманные им работы, неожиданно видоизменяясь, доказывают свою жизнеспособность и продолжаются.

Этот короткий экскурс в прошлое хочется закончить пожеланием нашему дорогому Льву Моисеевичу доброго здоровья на долгие-долгие годы.

Почему лаборатория химии экстракционных процессов?
Почему экстракция? Воспоминания А.П. Забуревой

Это было на III курсе. Нам предстоял выбор специализации. Для студентов факультета естественных наук НГУ были организованы экскурсии по химическим институтам СО АН. Нас познакомили с разными институтами, мы побывали во многих лабораториях. И вот мы очутились в гидрозале ИНХ СО АН СССР. Мужчина среднего роста с седеющими волосами, живыми темными глазами под нависшими мохнатыми бровями, сложив руки на груди в театральном жесте, удивительно просто и увлекательно рассказал нам об экстракции и ее возможностях. Сам рассказчик и его умение говорить о сложном так просто и доходчиво нас мгновенно покорили. Так произошла встреча с доктором химических наук, профессором Львом Моисеевичем Гиндиным, ставшая решающей в моей жизни. Только к нему! Но, увы… не одна я приняла такое решение. Пришлось поволноваться. Заявлений было много, а мест – 2. Но все обошлось для меня удачно.

Так решилась моя судьба.

С глубоким уважением и благодарностью к Льву Моисеевичу вспоминаю не легкие, но плодотворные, вдохновляющие годы стажерства и аспирантуры. Хочется от всей души пожелать ему здоровья и долгих лет жизни.

 

Из интервью

Несколько дней тому назад мы связались с Львом Моисеевичем по телефону и спросили:

- Лев Моисеевич, география Вашей трудовой деятельности широка: начинали в Москве, потом – Норильск, затем – Новосибирск и снова – Москва. Как Вы считаете, какой этап Вашей деятельности был наиболее плодотворным, приносил Вам наибольшее удовлетворение как ученому, как человеку?
Л.М.: Годы, проведенные в Норильске.

- Кого Вы считаете своим Учителем?
Л.М.: Академика Сергея Сергеевича Медведева.

- Какую из своих работ Вы считаете самой главной?
Л.М.: Экстракционный метод получения кобальта высокой чистоты.

- Кого из своих друзей Вы чаще других вспоминаете?
Л.М.: Всю лабораторию.

- Какое из недавно опубликованных произведений произвело на Вас наибольшее впечатление?
Л.М.: «Дети Арбата» А. Рыбакова.

- Ваши симпатии в области литературы, музыки?
Л.М.: Л. Толстой, В. Гроссман, А. Рыбаков, Р. Олдингтон, в музыке – Бетховен, Шопен, Чайковский, Лист.

- Что бы Вы хотели пожелать ученикам Ваших учеников, фактически – Вашим внукам?
Л.М.: Чтобы любили науку – без любви к науке ничего большого достичь нельзя.